Марсианские картины Сайт японских картин-стихов э-ута
Coffee Cup Image Mapper
На главную страницу Мои работы хайку-галерея чаш-картин э-ута Галерея танку чаш-картин э-ута Чаши командной ренги 2005 Чаши тяван Чайницы для японской чайной церемонии Керамические пласты для токономы Суйсеки - живые камни Керамические скульптуры Нэцкэ Расписные вазы Крупным планом Марсианские пейзажи Работы по заказам Новые работы Работа в процессе В мастерской керамиста Уроки работы с глиной Репортаж из керамической мастерской Очерк В.Юделевича о японской керамике Сайт В.Юделевича, посвященный керамике и э-ута Старый сайт э-ута Сайт В.Юделевича, посвященный живым камням - суйсеки 10 видео Э-ута на портале Хайку до. Старые конкурсы э-ута Сделать заказ Оставить отзыв в гостевой книге Написать письмо Владимиру Юделевичу Письмо художнику





Словарь терминов


Краткие пояснения
слов, терминов и выражений
,
встречающихся в текстах
на сайте В.Юделевича,
посвященному жанру э-ута
("картина-стихи")


Разные пояснения и дополнения.



Белые или меловые скалы Дувра (англ. White Cliffs of Dover) — меловые скалы на побережье Кента, вблизи города Дувр. Франция находится от них всего в 34 км, с мыса Гри-Не (фр."серый мыс") видны яркие белые скалы, которые были хорошим "маяком" и сигналом о приближении к туманному Альбиону. Даже само это римское название Англии произошло от слова "albus" - белый, которое страна получила благодаря меловым скалам Дувра (лат. Дубриса). Высота скал достигает 100 м, а на вершие скал построен Дуврский замок, который называют "ключом к Англии". Рядом с городом начинается железнодорожный туннель через Ла Манш, построенный в 1996 г. Неудивительно, что Меловые скалы Дувра попали в самые разные произведения литературы и фольклора. Утес Хай-Клиф, например, считается шекспировским в силу того, что граф Глостер из "Короля лир" именно к этому обрыву попросил привести сюда сына Эдгара.

Что касается фразы Гамлета из бессмертного произведения В.Шекспира: "Что касается меня, то для меня весь мир - тюрьма", то она является коротким пересказом такого вот диалога Гамлета с его друзьями (пер.М.Лозинского, другие можно посмотреть, например, в Библиотеке Максима Мошкова):
(Акт 2. Сцена 2)
Гамлет: ... Какие новости?
Розенкранц: Да никаких, принц, кроме разве того, что мир стал честен.
Гамлет: Так, значит, близок судный день; но только ваша новость неверна. Позвольте вас расспросить обстоятельнее: чем это, дорогие мои друзья, вы провинились перед Фортуной, что она шлет вас сюда, в тюрьму?
Гильденстерн: В тюрьму, принц?
Гамлет: Дания - тюрьма.
Розенкранц: Тогда весь мир - тюрьма.
Гамлет: И превосходная: со множеством затворов, темниц и подземелий, причем Дания - одна из худших.
Розенкранц: Мы этого не думаем, принц.
Гамлет: Ну, так для вас это не так; ибо нет ничего ни хорошего, ни плохого; это размышление делает все таковым; для меня она - тюрьма.
Розенкранц: Ну, так это ваше честолюбие делает ее тюрьмою: она слишком тесна для вашего духа.
Гамлет: О боже, я бы мог замкнуться в ореховой скорлупе и считать себя царем бесконечного пространства, если бы мне не снились дурные сны.
Гильденстерн: А эти сны и суть честолюбие; ибо самая сущность честолюбца всего лишь тень сна.
Гамлет: И самый сон всего лишь тень.
Розенкранц: Верно, и я считаю честолюбие по-своему таким воздушным и легким, что оно не более нежели тень тени.
Гамлет: Тогда наши нищие суть тела, а наши монархи и напыщенные герои суть тени нищих. Не пойти ли нам ко двору? Потому что, честное слово, я не в силах рассуждать.
(Пояснение составлено Ао)

Речь о следующем стихотворении О. Мандельштама:
Когда, уничтожив набросок,
Ты держишь прилежно в уме
Период без тягостных сносок,
Единый во внутренней тьме,
И он лишь на собственной тяге,
Зажмурившись, держится сам,
Он так же отнесся к бумаге,
Как купол к пустым небесам.
Ноябрь 1933 — январь 1934


День Святого духа или Духов день. На пятидесятый день от христианской Пасхи, т.е. после Воскрешения Христа, на 12 его апостолов снизошел Святой Дух. Согласно христианскому учению это означало, что Бог триедин и что сбылось обещание Иисуса перед Возвышением. Это один из главных христианских праздников, который отмечают практически все конфессии. Однако существует и языческая традиция отмечать этот день (примерно начало июля) как начало лета (у большинства славянских народов было два времени года: лето и зима). На Руси, где христианство и язычество тесно переплелись, праздновался сначала Троицын день, после которого начиналась русалочья неделя, когда гулять по лесу или купаться было опасно ("русалки защекочут и утащат с собой"). Однако в понедельник за Троицыным днем праздновался Духов день: день окончательной победы небесных сил над силами тьмы. В этот день ни одна нечисть не могла навредить людям. По народным поверьям, после Духова дня устанавливалась теплая погода без заморозков. Духов день сопровождался многочисленными обрядами, в него договаривались о браках, в конце дня велись женскими обрядовыми танцами, куда мужчины не допускались. В этот же день лекарственные травы обретали особую ценность, кроме того полагалось искать клады и гадать. Подобные обряды были характерны практически для всех славянских и германских народов.

Положительный герой у Гоголя. Речь идет о "Ревизоре", где все герои выглядят отрицательными. Однако сам писатель считал, что положительный герой все-таки есть. Это смех. «Ни тот смех, который порождается временной раздражительно­стью, жёлчным, болезненным расположением характера; не тот также лёгкий смех, служащий для праздного раз­влечения и забавы людей; но тот смех, который весь излетает из светлой природы человека, — излетает из неё потому, что на дне её заключён вечно бьющий родник его, который углуб­ляет предмет, заставляет выступить ярко то, что проскользну­ло бы, без проницающей силы которого мелочь и пустота жизни не испугала бы так человека» («Театральный разъезд после представления новой комедии», 1842).

netsuke нэцукэси kakemono искусство выращивания точной копии настоящего дерева в миниатюре. Слово «бонсай» происходит от китайского «пэнь-цай». Возникло искусство в 231 году до н. э. в Китае. bonsai suiseki Суйсеки – это камни, которым вода в естественных условиях придала причудливую форму.

Глава 6. Тимейстеры (мастера чая). В религии будущее находится позади нас. В искусстве настоящее - вечность. Тимейстеры считали, что настоящее понимание искусства возможно лишь для тех, кто видит в нем живую связь с жизнью. Так стремились они равнять свою ежедневную жизнь по высокому стандарту утонченности, создаваемому в чайной комнате. Во всех обстоятельствах надо сохранять ясное спокойствие ума, и надо так вести разговор, чтобы никогда не нарушать гармонии окружающего. Покрой и цвет платья, поза и манера ходить - все должно служить выражением художественной натуры. Все это были установки, с которыми приходилось считаться, так как никто не имел права приближаться к прекрасному, пока сам не делался прекрасным. Поэтому тимейстер стремился быть чем-то большим, чем художник - искусством самим. Для эстетизма это была эпоха дзен. Совершенство разлито повсюду, если мы сами заходим признать это. Рикю любил цитировать старую поэму, в которой говорится: "Тем, кто жаждет увидеть цветы, хотел бы я показать расцвет весны, которая скрывается в набухших почках на покрытых снегом холмах". Как многогранны были вклады тимейстеров в искусство. Они полностью революционизировали классическую архитектуру и внутреннее убранство и положили основание новому стилю, который описан нами в главе о чайной комнате - стилю, который со времени шестнадцатого столетия оказал свое влияние на архитектуру дворцов и монастырей. Многосторонний Кобори Эншьу оставил заметный отпечаток своего гения на государственной вилле Катсура, замках Наджоя и Ниджу и Кохонанском монастыре. Все знаменитые сады в Японии были разбиты тимейстерами. Наше производство посуды никогда ни достигло бы такой высокой степени совершенства, если бы тимейстеры не вложили в него искры своего вдохновения. Выделка посуды, употребляемой в чайной церемонии, требовала усиленной изобретательности от наших керамистов. Семь калильных печей Энью хорошо известны всем, изучающим японскую посуду. Многие из наших тканей носят имена тимейстеров, которые придумали их цвет или рисунок. В самом деле, невозможно представить какую-либо область искусства, в которой тимейстеры не оставили бы отпечатка своего гения, лишним кажется говорить о той огромной заслуге, которая принадлежит им в живописи и лакировке. Одна из величайших школ живописи обязана своим происхождением тимейстеру Хонами Коэтсу, который был также известен, как мастер по лакировке и посуде. Вся школа Корина, как на это обыкновенно указывается, является выражением тиизма. В широких линиях этой школы мы, кажется, находим жизненность самой природы. Как ни велико было влияние тимейстеров в области искусства, оно ничто в сравнении с тем, которое они оказали на быт. Не только в обычаях воспитанного общества, но также в распорядке всего нашего домашнего обихода мы чувствуем присутствие тимейстеров. Они изобрели многие наши тонкие блюда, ими же выработаны детали сервировки стола. Они приучили нас одеваться в платья только неярких цветов. Они выявили нашу природную любовь к простоте, показали нам красоту смирения. Фактически, благодаря их наставлениям, чай вошел в обиход народа. Те из нас, кто не знаком с тайной того, как направлять свое собственное существование на шумном море пустых волнений, которые мы называем жизнью, те постоянно чувствуют себя несчастными, хотя и стараются казаться счастливыми и довольными. Мы шатаемся, стараясь поддержать свое нравственное равновесие, и видим предвестников бури в каждом облаке, которое плывет на горизонте. И все же есть радость и красота в тяжелом движении валов, катящихся вперед к вечности. Почему бы ни проникнуться их духом, или не проехаться на самом урагане. Только тот, кто жил в окружении прекрасного, может красиво умереть. Последние минуты великих тимейстеров были также полны изысканной утонченности, как и их жизнь. Стремясь быть в согласии с великим ритмом вселенной, они всегда были готовы вступить в неизвестное. "Последний час Рикю" это расцвет трагического величия. Дружба между Рикю и Таико Хидеиоши длилась много лет, и велико было уважение, с которым знаменитый воин относился к тимейстеру. Но дружба деспота всегда бывает опасной частью. Это был век предательства, и люди не доверяли даже близким родственникам. Рикю не был раболепным придворным и часто осмеливался спорить со своим свирепым патроном. Пользуясь натянутыми отношениями, которые некоторое время существовали между Таико и Рикю, враги последнего обвинили его в участии в заговоре отравить деспота. Кто-то шепнул Хидеиоши, что смертельный яд будет поднесен ему в чаше золотого напитка, приготовленного тимейстером. Подозрения было достаточно для Хидеиоши, чтобы отдать приказ о немедленной казни, и никто не дерзнул оспаривать волю разгневанного повелителя. Осужденному была оказана только одна милость - честь умереть от своей собственной руки. В день, назначенный для его смерти, Рикю пригласил своих любимых учеников присутствовать при последней чайной церемонии. В назначенное время печальные гости собрались у входа. Им казалось, что деревья вдоль садовой дорожки дрожат, в шепоте листьев слышатся вздохи бесприютных духов. Как величавые часовые у врат Гадеса, стояли серые каменные башни. Ветер донес из чайной комнаты волну благоуханий - это курился ладан, и это был знак гостям войти. И они вошли один за другим и заняли свои места. Над алтарем висело какемоно - древняя рукопись одного монаха, в жаровне вода, была, казалось, голосом цикады, которая грустно прощается с уходящим летом. Вскоре хозяин вошел в комнату. Каждому поднесли чай, и каждый молчаливо выпил свою чашку, хозяин - самый последний. Согласно установленному этикету, главный гость попросил позволения осмотреть чайный прибор. Рикю поставил перед ним различные предметы. После того, как все налюбовались на них, Рикю подарил каждому из собравшихся одну вещь на память. Он сохранил лишь одну свою чашку. "Никогда и никто больше не будет пить из этой чашки, оскверненной устами несчастия", - сказал он и разбил сосуд. Церемония кончилась. Гости, с трудом сдерживая слезы, дают "последнее целование" хозяину и уходят. Только один, самый близкий и дорогой, приглашен остаться и присутствовать при конце. Рикю снял тогда свое платье, для чего бережно свернул и положил циновку. Под платьем скрывалась белоснежная мантия - одежда смерти. Рикю долго смотрел на блестящее лезвие розового кинжала и затем сказал ему: Привет тебе, о меч вечности. Через Будду и его святой закон Проложил ты свой путь. http://nike7575.livejournal.com/41430.html С улыбкой на лице Рикю отошел в Неизвестное. http://www.artbelova.ru/japan-art.html http://jappax.ru/art/slozhenie-novogo-stil5.html